Шоколад, аромат-путешествие, Латинская Америка

Это был уже более сложный эксперимент. Аромат, посвященный одноименному роману Джоан Харрис. Абсолют какао бобов — основная тема аромата. Но мне хотелось, чтобы аромат был все же парфюмерным, а не кондитерским, поэтому — больше цветов. Настойки сладкого индийского агаро, кофейных зерен из Эфиопии, китайской чайной розы, бадьяна, ванили и цейлонской корицы.

Немного солнца и прохлады в верхней ноте — сладкий апельсин, клементин, мандарин, петитгрейн. Горечь трав — базилик, мускатный шалфей, полынь и болгарская лаванда. В сердце — три розы — роза отто, казанлыкская и дамасская розы, чампака и иланг. Из пряностей — тмин, кардамон, имбирь и черный перец. В базе — перуанский бальзам, абсолют какао, атласский кедр, лабданум, бобы тонка и ваниль.

Алхимия своего рода — преобразование шоколадного сырья в лакомое «золото дураков»; любительская алхимия, которую, наверное, даже мама бы оценила. Работая, я дышу полной грудью и ни о чем не думаю. Окна распахнуты настежь, гуляют сквозняки — было бы холодно, если б не жар печей и медных чанов, если б не горячие пары тающей шоколадной глазури. В нос бьет одуряющая, пьянящая смесь запахов шоколада, ванили, раскаленных котлов и корицы — терпкий грубоватый дух Америки, острый смолистый аромат тропических лесов. Вот так я теперь путешествую — как ацтеки в своих священных ритуалах; Мексика, Венесуэла, Колумбия. Двор Монтесумы. Кортес и Колумб. Пища богов пузырится и пенится в ритуальных чашах. Горький эликсир жизни. (с) Джоан Харрис «Шоколад».

Манящая сладость ароматов и пряностей из разных уголков земли — индийский агаро, болгарская роза, цейлонская корица, эфиопский кофе… Цветочная экзотика — иланг и чампака. Разогретая солнцем древесина атласского кедра. Горечь трав. Солнечный аккорд цитрусов. Волшебство Самайна. Моя домашняя алхимия.